© 2005-2019 «Студия Диалог»
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна
Сделано в студии:
Генеральный продюсер:
Евгений Фридлянд
По вопросам концертов и PR:

Премьер-министр Вконтакте    Премьер-министр на Facebook
Одноклассники.ру    YouTube канал группы Премьер-министр

Логотип РуТьюба    
04/04/2006
БЕСКОНТРАКТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Многие из известных нам союзов продюсеров и исполнителей начинались как романтические или дружеские и держались на честном слове

Компания FBI Music, возглавляемая продюсером Евгением Фридляндом, провела пресс-конференцию, посвященную конфликту с группой "Премьер-министр". Эта история ссоры продюсера с "раскрученными" им исполнителями любопытна не столько своей уникальностью, сколько типичностью для российского шоу-бизнеса.

Шоу-магнат не впервые жаловался журналистам на неблагодарных воспитанников. В середине прошлого года артисты Вячеслав Бодолика, Жан Григорьев и Марат Чанышев, до этого известные как группа "Премьер-министр" , решили уйти в "свободное плавание". Поначалу предполагалось, что "премьеры" будут отдавать FBI Music половину, а с 1 января 2006 года - 15 % доходов, пока не вернут все затраченные на их раскрутку средства. Однако у музыкантов родилась другая, менее дорогостоящая схема. Они просто решили зарегистрировать на себя название "Премьер-министр". Если права продюсера и его компании на название, концепцию проекта и песенный материал защищало Российское авторское общество, то господа Бодолика, Григорьев и Чанышев решили зарегистрировать торговый знак "Премьер-министр" в Роспатенте. Далее последовали разного рода экспертизы, скандальная пресс-конференция с участием продюсера и отбившихся от рук артистов и наконец судебные иски, с помощью которых господин Фридлянд решил раз и навсегда запретить бывшим подопечным пользоваться популярным именем.

На сегодняшний день ситуация выглядит так. Фактически в природе существуют две группы "Премьер-министр". Одна - это те, кто ушел от продюсера. Они не прекратили гастролировать. Они спели в концерте Тото Кутуньо в Кремле и получили премию "Добрый ангел" фонда "Меценаты столетия". Их по-прежнему показывают по "ящику", песни крутят по радио. Другой "Премьер-министр" раньше назывался группой "8 марта". На продвижение новых лиц проекта брошены все силы FBI Music. Случилась даже небольшая "война билбордов". Сначала "премьеры" первого созыва с рекламных поверхностей поздравили москвичек с 8 Марта, потом на улицах появились изображения новых подчиненных господина Фридлянда. Роспатент пока не принял решения о регистрации товарного знака, естественно предположить, что там ждут решения суда. А суд тянется ни шатко ни валко. Разбирательство по поводу легитимности контракта между продюсером и группой, судя по всему, будет долгим. Если бы господин Фридлянд был до конца уверен в его успешном исходе, он не стал бы до окончания суда устраивать пресс-конференций. Продюсер просто сообщил бы репортерам постфактум, что выиграл дело и единственно правомочный "Премьер-министр" - вот этот. Но бизнесмен ведет к микрофонам и камерам сразу трех юристов и через журналистов предлагает экс-подопечным мировую.

Сказать честно, до исхода суеты вокруг "Премьер-министра" лично мне нет никакого дела. В конце концов, под этой маркой Евгений Фридлянд всегда продавал не столько конкретных артистов или конкретные песни, сколько прецедент "живого" бойз-бэнда на российской эстраде. В разговорах и статьях о "Премьер-министре" чаще говорили о "хороших голосах" и "умении работать без фонограммы", то есть о качествах, свойственных крупным поп-проектам априори (но только не в России). Уверен, новые сотрудники FBI Music удовлетворяют всем требованиям предприятия. Уверен, пока суд да дело, господа Бодолика, Григорьев и Чанышев успеют раскрутить свои физиономии до такой степени, что "шапка" "Премьер-министр" им будет уже не нужна. Их ссора с господином Фридляндом интересна как одно из целого ряда громких расставаний продюсеров и "выращенных" ими звезд.

Стае Пьеха и структуры Игоря Крутого. Катя Лель и Александр Волков. "Премьер-министр" и Евгений Фридлянд. Это только те случаи, когда конфликт дошел до суда. На самом же деле, творцы проектов и их участники ссорятся гораздо чаще. Продюсер Дмитрий Гройсман, потративший пять лет на раскрутку певицы Мары, на той же пресс-конференции рассказал о том, почему он не пошел в суд, когда подопечная захотела уйти на вольные хлеба. Мысль господина Гройсмана состояла в том, что многие затраты на проект "Мара" не описаны никакими контрактами. Долгое время продюсер оплачивал записи, клипы и прочие расходы на артистку из собственного кармана, наличными. Доказать это в суде ему было бы крайне сложно. Поэтому он использовал доступные ему рычаги, чтобы перекрыть строптивой рокерше эфиры и гастроли. В итоге Мара все же "села за стол переговоров" и расставание вышло менее болезненным, чем в случае с тем же Евгением Фридляндом и "Премьер-министром".

Это очень показательный пример. До цивилизованных отношений в нашем поп-цеху еще далеко, и многое до сих пор решается не по закону, а "по понятиям". Многие из известных нам союзов продюсеров и исполнителей начинались как романтические или дружеские и держались на честном слове. Кроме того, мало кто из российских артистов в ответ на просьбу выступить на корпоративном празднике диктует номер счета в банке. Что уж говорить о 90-х, когда завязывались упомянутые альянсы. Теперь ситуация вроде бы меняется, но, сталкиваясь с желанием питомца получить вольную, продюсер вынужден помимо контрактов и законов искать дополнительные аргументы в виде "перекрытия кислорода".

В лучшем из худших случаев артист лишается части эфиров и концертов, но только части. Тот же Евгений Фридлянд сказал на пресс-конференции о том, что, несмотря на солидную поддержку юристов, ему не удалось договориться о прекращении показа клипов первоначального состава "Премьер-министра" на каналах СТС и "Муз-ТВ", а некоторые организаторы "заказников" по-прежнему приглашают этот состав петь на свадьбах и днях рождения. То есть кислород если и перекрыт, то только частично. В самом худшем случае происходит уже не конфликт продюсера и артиста, а конфликт продюсера и продюсера, как в случае со Стасом Пьехой, за которого бились Игорь Крутой и "Первый канал". В самом деле разве музыкальный "проект", рожденный как продюсерский, может уйти от одного "папы" и не попасть в железные объятия другого?

БОРИС БАРАБАНОВ

Газета "Коммерсантъ" №58