© 2005-2019 «Студия Диалог»
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна
Сделано в студии:
Генеральный продюсер:
Евгений Фридлянд
По вопросам концертов и PR:

Премьер-министр Вконтакте    Премьер-министр на Facebook
Одноклассники.ру    YouTube канал группы Премьер-министр

Логотип РуТьюба    
14/03/2003
Черные русские
В МОСКВЕ ПРОЖИВАЕТ ОКОЛО 2 ТЫСЯЧ АФРОССИЯН, В РОССИИ - 8-9 ТЫСЯЧ И ТОЛЬКО У ОЧЕНЬ НЕМНОГИХ ИЗ НИХ ЖИЗНЬ СКЛАДЫВАЕТСЯ БЛАГОПОЛУЧНО

Несколько моих темнокожих знакомых, выросших в России, считают русский родным языком. У большинства из них двойное гражданство, но они не собираются уезжать ни в США, ни в Европу. И кожа у всех разных оттенков, и семьи совсем разные, и окружение. Но, несмотря на разницу между ними, на вопрос "Подвергались ли вы расовой дискриминации?" все до единого отвечают утвердительно. Правда, в чем это выражается - толком объяснить не могут.Джамила родилась в Нью-Джерси, в детсад ходила в Лондоне, но с семи лет не выезжала из России. На жизнь не жалуется. "Мне нравится моя внешность, я не хочу ее менять. Благодаря ей я снялась во многих клипах. Из-за моей кожи я сразу выделяюсь на любом кастинге. В школе меня особо не дразнили, потому что у нас учились еще две девушки негритянки. Конечно, на улице или в метро все на меня смотрят, но я уже привыкла. Многие не могут привыкнуть - стараются не показываться на улице, не знакомиться с новыми людьми, но я с этим справилась". Вместе с тем проблемы есть. "Знаешь, когда я пришла подавать документы в театральный институт, мне сразу сказали: "Девушка, даже если вы очень талантливы, поступите к нам и получите диплом, где вы потом роли возьмете?" - признается Джама. "И много для тебя "закрыто профессий?" - спрашиваю я. "Ну, мне кажется, что нет. Я думаю, что могла бы стать даже президентом России. Если бы мне этого хотелось".Я, конечно, делаю вид, что верю ей. Президентом так президентом, почему бы и нет...Джаме, конечно, легче попасть в клипы или рекламы, чем белым девушкам, но вряд ли мы увидим ее в более серьезном качестве - ведущей программы или, тем более, политического обозревателя. Афророссиян на ТВ хватает: Елена Ханга, спортивный комментатор на РТР Антон Зайцев... Однако появление на госканале последнего вызвало настоящий скандал. Антон родился в России, честно отслужил в армии, окончил факультет журналистики МГУ, снялся в фильме "Зефир в шоколаде", работал в программах "Утренний экспресс" и "На ночь глядя" (РТР), а потом ведущим на НТВ в программе "От винта". Но в качестве ведущего "Вестей" его видеть все равно не хотели. Форум телеканала был заполнен высказывания типа: "Я, когда увидел, офигел. На РТР ведь новости типа такие серьезные, госканал как никак, и вот представьте: заставка новостей спорта, и в кадре на холодном синем фоне за столом сидит... НЕГР! Чтоб на РТР негр, ну такого быть не могет. Это ж куда тогда докатились. Прям озноб берет". Сам Антон относится к этому более чем спокойно: "Тем или иным агрессивным нападениям подвержены все люди. Только им приходится задаваться вопросом - за что? - не находя на него простого ясного ответа, а я, по крайней мере, знаю, "за что".ДЕТИ "ДЕТЕЙ ЦВЕТОВ"При том, что темнокожие мужчины безумно нравятся русским девушкам, негритянке или мулатке намного сложней найти ценителя ее красоты. А уж если девушка хочет выйти замуж и родить детей - тут совсем тяжело. Русские парни категорически не желают видеть своих жен и матерей своих детей темнокожими."Почему-то всем кажется, что если я мулатка, то и замуж должна идти за мулата. Доходит до смешного. Я прихожу к зубному врачу, и она, сверля мне зуб, говорит: "У меня племянник тоже мулат. Давайте я вас познакомлю". Ну, что на это скажешь, когда в ее руках зубодробильный инструмент? При знакомстве оказалось, что племянник наполовину украинец, говорит с явным украинским акцентом и безумно любит сало и борщ. Я, с трудом сдерживая смех, сбежала, поскольку для меня чернокожий украинец с салом - это уж как-то слишком", - рассказывает Джама. У нее есть несколько знакомых мулатов, но ни один из них не привлекает ее в качестве бой-френда. Джама считает, что ей не о чем с ними разговаривать. Другая моя подруга, Гвен, реагирует на российскую действительность более болезненно. Каждую рекламу косметики воспринимает едва ли не как личное оскорбление. Поход по магазинам для нее - стресс. Ну нет у нас одежды, рассчитанной на африканский тип фигуры, - очень длинные ноги и узкие бедра. Нет и специальной косметики для черных. Даже если в порядке эксперимента найдутся джинсы ее размера, они находятся - все равно велики в талии. Гвен практически не снимает огромные темные очки даже зимой в метро, поскольку так и не смогла привыкнуть к постоянным изучающим взглядам толпы. Она боится незнакомых людей настолько, что скорей опоздает на самолет, чем спросит у прохожего, какой автобус едет в аэропорт. Она не представляет, для какой работы может оказаться профпригодной и даже не пытается поступить в вуз, о котором мечтает. И это при ее феноменальном трудоголизме, знании компьютеров на уровне среднего программиста, родном английском, хорошо поставленном голосе с диапазоном в три с половиной октавы и плюс ко всему яркой внешности и безупречной фигуре. Как несложно догадаться, личной жизни у нее тоже нет.У мамы Гвен нет ни одного белого предка, а папа - коренной москвич, светловолосый и голубоглазый. Впрочем, черные гены оказались сильней, и догадаться, что в девушке есть славянская кровь, почти невозможно. При этом сама Гвен ощущает себя русской: она родилась в Москве и во Франции у дедушки с бабушкой за свои 19 лет провела в общей сложности всего полтора года. Гвен православная, воспитана на русской культуре, окончила обычную московскую школу, а с африканской или французской культурой почти не знакома. Более того, до пятнадцати лет Гвен ни разу не видела темнокожих людей (кроме своей мамы, конечно).Гвен-старшая считает себя человеком мира. А кем еще может себя ощущать дочь эфиопки и нигерийца, родившаяся в Лондоне, детство прожившая в Париже, сразу после школы сбежавшая обратно в Лондон, далее с толпой хиппи рванувшая на Ямайку, потом нелегально переправившаяся на соседний остров Куба, а там, влюбившись в "коммуниста" и немедленно забеременев от него, отправившаяся в "империю зла"? Бурная биография, но что вы хотите - сумасшедшие 60-е. Гвен-младшая, при всей любви к матери, считает, что ей приходится расплачиваться за мамину безбашенную молодость. "Понимаешь, когда она, устав от нищеты во Франции (хотя бабушка и дедушка уверяют, что они жили вполне прилично, мама просто не видела, от какой жизни они бежали из Африки, и не знает, как трудно им было добиться европейского гражданства), переехала в Лондон или, решив завязать с бесконечной "травкой" и free love, сдуру отправилась на Кубу - это еще нормально. Это была только ее жизнь, и она вольна сама ею распоряжаться! Но как только она забеременела. она стала ответственной за ребенка! Как можно на пятом месяце беременности поехать в страну, о которой ничего не знаешь? И почему, обнаружив, что здесь совершенно нет чернокожих людей и на нее показывают пальцами на улице, как будто на инопланетянку, она не увезла меня отсюда?", - регулярно возмущается Гвен. Школа Гвен была не такая "фашистская", как у меня (за длинный нос там, например, не били), но девочка все равно вызывала массу разнообразных эмоций. За 10 лет у нее не появилось ни одной подружки, ее ни разу не пригласили на чей-нибудь день рождения, не попросили списать домашнее задание - ее просто игнорировали, как пустое место. Зато у учителей, особенно у англичанки, она вызывала кучу раздражения. Девочка ведь знала язык гораздо лучше ее (пока мама не выучила русский, родители разговаривали по-английски). Но это была ерунда, по сравнению с первой влюбленностью. Гвен было 16, она случайно познакомилась с умным парнем. Два месяца красивых ухаживаний закончились знакомством с его родителями - интеллигентными, надо сказать, людьми. Те, когда увидели Гвен, сначала остолбенели, а потом холодно поздоровались и ушли на кухню. Больше парень не позвонил. Впрочем, Гвен с ее родителями, любящими друг друга уже 20 лет и обожающими свою дочь, с ее отсутствием финансовых проблем, с большим количеством искренне симпатизирующих ей подружек и уверенностью, что, как бы ни сложилась жизнь, она не окажется на улице без денег и перспектив найти приличную работу, вполне можно отнести к афророссиянам, которым очень повезло. Чего не скажешь о восьмилетней девочке Ане из маленькой липецкой деревушки.ПодкидышиМать Ани родители выгнали из дома, как только узнали, что новорожденный малыш мало того что внебрачный, так еще и черный. Она, оставшись без денег, работы и крыши над головой, привезла грудного ребенка в деревню к маме подруги - пенсионерке тете Шуре, обещая забрать через пару месяцев. Но так и не появилась. Тетя Шура, у которой семья: муж, дочь, двое родных внуков, пожалела ребенка и оставила у себя. Сейчас Аня учится в третьем классе сельской школы, доит корову и торгует овощами на трассе. Зарплату почти не платят, жители деревни зарабатывают деньги, продавая картошку, лук и яблоки со своих огородов. Она часто болеет. Врачи говорят, что южному организму не климат в нашей средней полосе. Дети дразнят Аню, но в случае чего она может постоять за себя. Хотя, конечно же, ее самая большая мечта - белая кожа. Однажды у нее нашли пудреницу - девочка думала, что с ее помощью сможет стать как все. Недавно в село пришло письмо от отца Ани из Гвинеи-Бисау. Тетя Шура надеется, может быть, он заберет ребенка и там ее обижать не будут. Но и Ане досталась не самая тяжкая доля. Если б не тетя Шура, ее жизнь вполне могла сложиться, как у Миши Бобкова. Из-за своей темной кожи он мучается всю жизнь: "Быть одному - вот что трудно. Нет родных... Но сначала надо мать найти. Она же знает, кто отец. Я бы только спросил: где отец? Судить я ее не собираюсь, выяснять, почему она меня бросила. Может, ей трудно было... "Ему 24 года, но он не знает, почему он чернокожий - ни отец, ни мать его неизвестны. В детдоме ему дали русское имя и фамилию, после - комнатушку и специальность маляра. Маляром он работать не может - аллергия, работает грузчиком. Сколько себя помнит, он был нищим и голодным. Его жизнь изменилась совершенно случайно после выхода фильма "Русские африканцы", где он стал главным героем. Звонили со всей страны, предлагали парню помощь. Нашлась его бывшая пионервожатая, которая когда-то хотела усыновить мальчика, но потеряла его след. Пару лет назад Эмилия Менсан, дочь русской женщины и афроамериканского фермера, смогла создать первую организацию, цель которой - помощь детям от смешанных браков. Сама Эмилия считает Россию настолько ужасной для африканцев, что счастлива за собственных детей-метисов, которые смогли уехать в США, где гораздо комфортнее и безопаснее. По ее сведениям, детей от смешанных афро-русских браков только в Москве проживает около 2 тысяч, всего же в России их 8-9 тысяч. И только у пары десятков из них жизнь складывается нормально. Многие отцы-африканцы уезжают на родину. Матерям чаще всего тоже не до детей. Последние несколько лет от детей-мулатов все чаще стали отказываться не только отцы, но и матери. В интернатах, приютах и домах ребенка Москвы и Подмосковья живет много "афро-русских" сирот. А есть, например, малыш, который уже два года сидит в тюрьме вместе с матерью, уличенной в перевозке большого количества героина. О его отце ничего не известно, и в ближайшее время ребенок будет отправлен в детдом.Конечно же, есть примеры вполне счастливых афророссиян. Но, как правило, счастье приносил случай. Вот, скажем Тина Огунлейе. Она родилась в Санкт-Петербурге в вполне благополучной семье - чернокожий папа и русская мама. После школы поступила в медицинский университет. Однажды познакомилась с вокалисткой группы "Сливки" Кариной. Та, по уши влюбленная в африканскую музыку, пригласила Тину на свой концерт. На этот момент из "Сливок" ушла одна из участниц, и Карина предложила Тине работать вместе. Сейчас она участница одного из самых успешных проектов страны, со всеми полагающимися поклонниками, деньгами, кучей друзей и любимой работой.Среди востребованных афророссиян - актер театра "Сатирикон" Григорий Сиятвинда, редактор программы "Время" ОРТ Миша Таки, Софи 0 Кран, солистка модной группы "Квартал". Ну, вот, пожалуй, и все. Самый известный "русский негритенок" из картины "Цирк" Джеймс Паттерсон все же уехал в США. Знаменитый ресторанный метрдотель Луи Камора арестован по обвинению в хранении наркотиков.И, пожалуй, самый успешный афророссиянин Пит Джейсон (папа - профессиональный геолог из Кении, мама - переводчица с английского). Он с детства мечтал заниматься музыкой. Его, как и старшего брата, в раннем возрасте отдали в музыкальное училище осваивать фортепьяно. Уже в 8 лет Питер музицировал при большом скоплении народа в Малом зале Консерватории. Играл серьезные классические произведения. Но по-настоящему музыкальный талант Пита раскрылся в Московской хоровой капелле мальчиков. И на свои первые заграничные гастроли Пит поехал в составе хоровой капеллы. В начале 90-х старший брат Питера (успевший поработать клавишником в "Самоцветах" и группе Андрея Державина) собрал собственную группу и назвал ее "Рашн Блэкс" ("Черные русские"). Помимо него и Пита, коллектив состоял еще из двух девочек-мулаток. Особого успеха не было. Следующие пару лет он бездельничал. "От безысходки" сам попробовал писать песни. И в результате записал целый сольный альбом "Тысяча ночей". Он тоже не пользовался бешеным успехом. Все подталкивало Пита к "ресторанной карьере", но в один прекрасный день случай свел его с продюсером группы "Премьер-министр". В прошлом году Пит в составе группы представлял Россию на "Евровидении". Впрочем, он совсем не ощущает себя "частью русского народа". "Здесь, в России, к людям другого цвета кожи в основном относятся без предрассудков. Но поскольку я выделяюсь - это оставляет свой отпечаток. В школе, к примеру, ко мне было повышенное внимание со стороны всех. Ребята дразнились, а учителя почему-то требовали, чтобы я лучше учился. То, что прощалось другим, не прощалось мне. Классный руководитель, завуч и директор просто не давали мне покоя.Когда я вырос, все встало на свои места. Хотя я, конечно, осознаю постоянную угрозу со стороны скинхедов.Конечно, я не такой, как все, и люди всегда обращают внимание на мою непохожесть на них. Но, по крайней мере, в России не относятся к моему цвету кожи так, как в Америке. Американцы хоть и говорят, что расизма у них нет, тем не менее к афроамериканцам - так ведь принято говорить - там относятся несколько иначе, чем к белым".

"Консерватор", Ирина Коротнева