© 2005-2019 «Студия Диалог»
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна
Сделано в студии:
Генеральный продюсер:
Евгений Фридлянд
По вопросам концертов и PR:

Премьер-министр Вконтакте    Премьер-министр на Facebook
Одноклассники.ру    YouTube канал группы Премьер-министр

Логотип РуТьюба    
20/10/2002
<Премьер-министр>: <Группа - наша вторая семья>
Группа <Премьер-министр> - это Жан Григорьев-Милимеров, Пит Джейсон, Вячеслав Бодолика и Марат Чанышев. И пожалуй, это самый интернациональный из ныне существующих бой-бэндов. В этом году <Премьер-министр> представлял Россию на конкурсе <Евровидение>, где занял почетное 10-е место. Теперь они расскажут об этом и о многом другом.
- Как вы считаете, вы чем-то отличаетесь от других бой-бэндов?
- Конечно, иначе мы не были бы <Премьер-министром>.
- В вашей группе есть лидер?
- У нас демократия, лидеров нет. Все вопросы решаем вместе, коллегиально. Нам постоянно задают этот вопрос, а мы отвечаем: <У нас пять кабинетов премьер-министров>.
- Бывают ли в группе конфликты? Как часто вы ссоритесь, и как приходите к единству?
- Конфликты бывают у всех. Главное - это масштаб ссоры. У нас все обычно проходит в виде шуток и приколов. А если назревает что-то серьезное, всегда выручает Жаник. Он у нас своего рода психолог: сглаживает всe конфликты в группе и решает другие "серьезные вопросы". Иногда кулаками. Сам же себя Жан характеризует как прямолинейного человека.
- Часто бывает, что, проработав долгое время вместе, люди становятся похожи друг на друга: у них появляются одинаковые привычки, им нравятся одни и те же вещи: А как обстоят дела у группы <Премьер-министр>?
- Мы настолько часто видимся, что знаем друг о друге все. Фактически, группа - это наша вторая семья.
- Где вы учились?
Жан: Почти все члены моей цыганской семьи были артистами. Родители вообще работали в именитом цыганском ансамбле под управлением Владимира Сакища. Благодаря им я уже в пятилетнем возрасте как следует познакомился со сценой. А произошло это "страшное" событие где-то на гастролях, куда родители взяли меня с собой. Помню, в первый раз я вышел на сцену со слезами на глазах. Мне было всего пять лет, и конечно, я очень боялся публики. Мама заставила меня выйти и станцевать. Однако родители не стали лепить из меня исполнителя национальных танцев, а отдали в музыкальную школу по классу скрипки. Не могу сказать, что научился виртуозно владеть инструментом, но скрипка помогла мне понять вообще, что такое музыка. При этом, сколько себя помню, дома я всегда пел. Ночами я просиживал возле магнитофона, крутил песни Boys II Men, Мэрайи Кэри, Уитни Хьюстон и повторял за ними. Именно записи западных исполнителей стали для меня школой вокала. Уже взрослым я вместе со своим старшим братом Рустамом как-то забрел в ресторан "АнглетерЪ", где один из его приятелей трудился барменом. Попивая кофеек, мы в шутку попросили разрешения у менеджера, заведующего музыкальной частью, разрешить мне что-нибудь исполнить. Я подошел к клавишнику и попросил наиграть что-нибудь из Майкла Джексона. И я спел. После чего арт-директор безапелляционно заявил: "Ты остаешься здесь работать". В основном я исполнял песни соул-музыкантов - Брайана Макнайта, Стиви Уандера и т.д. Работа в "Англетере" продолжалась около года. Пока Питер Джейсон, также подрабатывавший в данном заведении, не предложил мне попробовать свои силы в бой-бэнде.
Питер: На меня "колоссальное музыкальное влияние" оказал старший брат. Мы оба учились в музыкальном училище по классу фортепьяно. И уже в 8 лет я музицировал при большом скоплении народа в Малом зале при Большом театре. Играл серьезные классические произведения. А вокал мой раскрылся в Московской хоровой капелле мальчиков, где я исполнял классику: от Баха, Моцарта. И на свои первые заграничные гастроли я поехал в составе хоровой капеллы. А потом так сложилось, что я стал работать в ресторанах, и в один прекрасный день я оказался в "Англетере", где и познакомился с Жаником.
Слава: Я присоединился к группе уже на стадии записи первых песен. У меня очень музыкальная семья (и мама, и отец, и старшая сестра играют на музыкальных инструментах). Учился я в музыкальной школе по классу скрипки, был капитаном сборной города по футболу, занимался танцами, и при этом хорошо учился. Затем я закончил музыкальное училище в городе Николаеве с красным дипломом сразу по двум отделениям: эстрадно-джазовый вокал и скрипка. Учился на первом курсе Кишиневской консерватории, раз в месяц приезжал к Киму Брейтбургу, показывал новые песни. Мы даже планировали записать мой сольный альбом. Но грянул кризис в шоу-бизнесе, и мой сольный проект накрылся. Тогда Ким предложил мне попробовать влиться в трио "Премьер-министр", которое они продюсировали вместе с Евгением Фридляндом. Зимой 1998 года я специально съездил в Москву, чтобы познакомится с ним, а уже летом, сдав сессию на третьем курсе консерватории, приехал в Николаев на запись. И привез с собой сразу две песни - "Атомное чувство любовь" и "Грязные танцы". Так и началась моя карьера в <Премьер-министре>.
Марат: Петь я начал довольно рано. По рассказам мамы, первым, что я исполнил, была песня из фильма <Дети капитана Гранта> - <Капитан-капитан, улыбнитесь>. Сам я этого не помню, мне был год и 8 месяцев. Только я пел не <капитан-капитан>, а <апика-апика>. В саду я освоил первый свой музыкальный инструмент - металлофон. Как ни странно, это я помню очень хорошо. А когда мне было 10 лет, я пришел на прослушивание в музыкальную школу, и меня приняли в класс кларнета. Учился я пять лет. После этого я решил поступить в Военно-музыкальное училище. Первый год я не поступил, завалился на сольфеджио. На следующий год я поступил, проучился там полтора года, и мне все это надоело. Я ушел, потом меня бросало в разные стороны, хотя всегда сочинял песни. Это вылилось в группу <День и ночь>. А потом я оказался в <Премьер-министре>.
- Вам нравится музыка, которую вы исполняете?
- Естественно. Конечно, вначале мы немного сопротивлялись тому стилю, в котором пришлось работать. Но в результате мы поняли, что работаем не только для собственного удовольствия, но и для публики.
- Наверное, сейчас главное в жизни каждого из вас - музыка: А что будет потом?
Жан: Я считаю, что для меня пока не настало время сольной карьеры. Год назад мы вообще не знали, будем ли существовать как группа и, тем более, что поедем на <Евровидение-2002>. Мне кажется, что, прежде, чем покидать коллектив, надо выжать из него максимум возможностей. Группа еще не добилась того, чего могла бы достичь, на наш взгляд. Сейчас ее взлет только начинается.
Слава: Нам удается работать в группе и одновременно писать песни для других артистов. Пока еще не пришло время, когда мы скажем друг другу: <Спасибо, все было очень здорово, чао>,- и каждый пойдет своей дорогой.
- Каким вы представляете своего слушателя?
- Наш слушатель - это аудитория от восьми до восьмидесяти. Нас слушают и дети, и бизнесмены и домохозяйки, не говоря уже про молодежь.
- У вас такая интернациональная команда: В этом, наверное, есть свои плюсы и минусы:
- Плюсов масса. Например, уже в том, что мы - особенные. А минусов мы не видим вообще.
- Что подтолкнуло вас принять участие в <Евровидении>?
- Желание открыть для себя новые горизонты. Наш продюсер Евгений Фридлянд предложил поучаствовать сначала в конкурсе российских исполнителей, и мы решили: <А почему бы и нет?> Сначала очень переживали: выиграем - не выиграем, а потом, когда после первого тура наша песня попала в 25 лучших, выиграть было уже делом чести.
- Считаете ли вы десятое место на <Евровидении> успехом?
- Несомненно: Мало того, что мы вошли в десятку и наша страна примет участие в <Евровидении-2003>, так мы еще и основательно обросли известностью и связями среди западных коллег и прессы.
- Говорят, что когда вы узнали о десятом месте, Вы разбрелись по номерам и плакали от обиды: Это правда?
- Глупости. Да, поначалу мы расстроились и разозлились, но времени на эмоции было немного. Дело в том, что сразу после конкурса мы оправились в самый большой клуб Таллина - <Террариум> - для того, чтобы дать концерт на after-party, которую мы организовали для всех наших друзей, поклонников и коллег.
- Как вы считаете, после <Еровидения> <акции Премьер-министра> выросли в цене>?
- Без сомнения. И это видно по количеству гастролей. Мы буквально не вылезаем из поездок. Наши близкие уже забыли, как мы выглядим.
Слава: Да, а мой сынок Мартин видит меня по телевизору чаще, чем живьем. Зато узнает. Что приятно.
- Наверное, вы видели много интересного во время гастролей: Где вам больше всего понравилось?
- Нравится нам везде. Мы были в большом восторге от Израиля, от Прибалтики. А вообще, для нас главное - теплый прием публики, и, не хвастаясь, скажем, что этого у нас в достатке.
- Как группа <Премьер-министр> любит отдыхать?
- Марат: В свободное время читаю. Люблю Булгакова, а вообще моя настольная книга - персидский дастан, называется <Амир Арслан>. По жанру - это восточная сказка, очень красивая. И конечно, изредка хожу в клубы.
Слава: В часы досуга я отдыхаю от шоу-бизнеса. Я люблю побыть дома, в семье, очень люблю встречаться с друзьями. Я рад, что мои друзья не из шоу-бизнеса. Еще играю в боулинг, в бильярд.
Питер: Люблю смотреть хорошее кино. С друзьями у меня сейчас получается встречаться нечасто, но если видимся, то просто сидим, болтаем, что-то обсуждаем, иногда можно и выпить.
Жан: Я искренне люблю ночную жизнь, клубы, тусовки.
- Пожелайте что-нибудь своим поклонникам.
- Удачи, благополучия, здоровья и веры в себя!
Мария ГЕНКИНА

Журнал "Штучка" №10/02